katya_neko
...сумеречный котенок...
Название: Чудовище и чудовище
Автор: katya_neko (katya_neko@tut.by)
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Бета: нет
Пейринг/Персонажи: Армин/Микаса
Жанр: зарисовка
Рейтинг: G
Состояние: закончен
Описание: давно хотела написать что-нибудь с «темным» Армином, ну… почтиXD
Предупреждение: выставлять где угодно, но только с этой шапкой.

Чудовище и чудовище

Она стояла, словно призрак, в углу его комнаты. На ней была явно его рубашка – и больше ничего.
- У тебя же есть твоя одежда,- устало пробормотал Армин и прошел мимо. Ему не нужна была ее жалость, ее сочувствие, и даже ее присутствие.
Пока она здесь, он в ловушке, а ему хотелось просто лечь и свернуться калачиком у себя на кровати. И там остаться навсегда. Одиночество можно пережить и, в конце концов, вернуть себе душевное равновесие. Но сейчас он чувствовал нечто совсем иное. Что-то внутри его умирало, и Армин не был уверен, сердце это или душа.
- Я подумала, ты не будешь против.
- Тогда почему бы тебе не подумать еще немного? – огрызнулся Армин и тут же пожалел об этом.
Ему было плохо, он хотел остаться один. Но при всем этом Армин не имел понятия, что бы он сделал, если бы она ушла.
Но Микаса не сдвинулась с места, нервно закусив губу и оттягивая края рубашки как можно ниже.
- Микаса?
Она не пошевельнулась, только крепче сжала пальцы, и Армин почувствовал резкий укол совести. Сотни раз наблюдая, как Эрен продолжает отталкивать ее, он поклялся, что никогда не поступит так же.
- Иди сюда.
Она неуверенно вздохнула.
Понимая, что совершает глупость, он шагнул ей навстречу, как зачарованный, подошел вплотную, и она оказалась в его объятиях. Бледная кожа у нее на шее казалась почти прозрачной. Армина охватило безрассудное желание сжать ее шею в своих руках. Достаточно было шевельнуть пальцами. Ему хотелось наказать ее за покорность, за то, что она позволила бы ему это сделать.
Он не достоин ее тепла. Не достоин больше спокойно жить. Погибло слишком много людей, слишком много пепла и праха сегодня осядет на землю, и в этом виноват лишь он.
Он резко отстранился и почти упал на кровать, запустив пальцы в светлые волосы.
Прежнего Армина больше нет. Микаса, разумеется, ощущала это давно. Чувствовала, когда он возвращался из неудачных экспедиций. Вначале потухли его глаза. Потом чужой стала улыбка, когда в уголках притаилась горечь.
Она сознавала все это, но до сего момента не позволяла себе признать.
Это не важно.
Важно только то, что он страдает, и эта боль останется с ним теперь на всю жизнь.
- Армин, - тихо сказала она, - ты не можешь спасти весь мир.
Он сделал глубокий вдох и поднял на нее покрасневшие глаза.
- Нет. Не могу.
Его безжизненный голос подействовал на нее как удар. Микаса с каким-то отчаянием осознала, что обязана что-то сделать. Он мечтал увидеть океан, а она – хоть еще раз его открытую мальчишескую улыбку, которая способна была разбить тысячи сердец.
Однако едва ли он ждет от нее утешений и наверняка воспримет их как свидетельство его собственной слабости.
Она подошла к нему и положила руки к нему на плечи.
- Прошу тебя, оставь меня, - устало прошептал Армин.
- Нет.
Ее упрямство разозлило его. Разозлило настолько, что он, схватив ее за руки, повалил на кровать и склонился над ней.
- Почему ты не можешь понять?
Она лишь моргнула в ответ, обезоруженная его близостью. Смятение в ее глазах затронуло в его сердце крошечный уголок, куда уже многие годы он старался никого не впускать. И это заставило его сказать ей все, чтобы она его поняла.
- Я чувствую себя чудовищем, - с плохо скрытым отчаянием признался он. – И я не хочу, чтобы ты видела меня таким.
- Почему ты так говоришь?
- Я убил всех этих людей.
- Их убили титаны, Армин.
- И все же! – перебил он ее, не слушая. Потом склонился к ней и зарылся носом в ее волосы.
– И все же, - едва слышно продолжил он, - я чувствую лишь благодарность небесам за то, что вы с Эреном остались живы. И мне плевать на весь мир, если вы с Эреном живы, и я ненавижу себя за это, и я чувствую себя чудовищем.
Микаса ощутила, как расслабились мышцы. Она не отдавала себе отчета, в каком напряжении находилась, как важны были для нее его слова.
- Я понимаю. Я знаю.
- Что ты знаешь?
- Я знаю, что ты любишь меня.
Он поднял голову. Удивление промелькнуло на его лице, но лишь на мгновение.
- Верно, - мрачно прошептал Армин. – И это ужасает меня.
Она посмотрела на него сквозь полуопущенные ресницы.
- Расскажи мне.
- Что? – вопреки себе, он залюбовался тем, как тень от ее ресниц падает на изгибы ее щек.
- Расскажи мне, как именно ты любишь меня.
Горечь все еще отравляла его мысли, но он понимал, что Микаса заслужила эту искренность как никто другой. Армин дотронулся пальцами до ее подбородка и едва слышно вздохнул, собираясь с мыслями.
- Иногда мне хочется вплести в твои волосы цветы и заставить тебя засмеяться. Я злюсь на Эрена, когда ты плачешь из-за него.
Он наклонился к ней, и руки Микасы застенчиво обвились вокруг его шеи. С каждым произнесенным словом тяжесть уходила из его души, на место ярости приходила нежность.
- Я был бы счастлив, проснувшись утром, находить тебя рядом. Я был бы счастлив засыпать под стук твоего сердца.
На несколько мгновений между ними повисло молчание. Серые, как грозовое небо, глаза были полны задумчивости и какого-то непередаваемого покоя.
- Я думаю, я люблю тебя больше, - наконец, серьезно заявила Микаса.
Армин подавил улыбку.
Она запустила пальцы в его солнечные волосы и с отчаянной силой потянула к себе. И неумело поцеловала.
- Если ты чудовище, то ты самое прекрасное чудовище из тех, что мне приходилось видеть.

@темы: Фанфики, Творчество, Shingeki no Kyojin