Silver Melody ♫♪♪

22:25 

Раскрытая книга. Ловушка.

katya_neko
...сумеречный котенок...
Проходят дни, пролетают года, а нэко все так же залипает на редкие пейринги==


Название: Раскрытая книга
Автор: katya_neko (katya_neko@tut.by)
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Бета: нет
Пейринг/Персонажи: Армин/Микаса, Эрен
Жанр: зарисовка, флафф, романс
Рейтинг: G
Состояние: закончен
Описание: из одной мысли получилось отрывистое маленькое нечто, возмутительно попирающее канон, ну что поделаешь
Предупреждение: выставлять где угодно, но только с этой шапкой. И желательно меня предупреждать.

Раскрытая книга

В ночь на свой одиннадцатый день рождения Микаса получила крепкое объятие от Эрена и улыбку от Армина. Это стало ее сокровищем, драгоценным воспоминанием, которое Микаса старательно спрятала в сердце, чтобы потом не раз достать, отгоняя дым и запах крови.
Каждую ночь они с Эреном ложили Армина между собой, согревая его телами, забирая его кошмары, радуясь его теплу, отдавая свои кошмары. Тощие, голодные, они засыпали, и каждый из них видел свой страшный сон, жадно глотая воздух, утопая в жестком матрасе.
Привязанность Эрена в то время граничила с сумашествием, но им не было дела до остального мира. Армин, который совсем недавно стал круглым сиротой, принимал и впитывал всю любовь, которую дарили ему друзья, не важно, какой безумной или сломанной она была.
Не зная того сами, они стали друг для друга спасением.



Им было четырнадцать, когда Армин подхватил воспаление легких. Первые симптомы были довольно невинны и типичны. Постоянный озноб. Дрожащие руки.
Его горло болело, словно его непрерывно натирали наждачной бумагой, в ушах шумело, а за глазами нарастала мигрень. На дрожащих ногах Армин пробежал еще два круга по тренировочному полю, а затем просто сел на месте, удрученно уставившись на тонкие травинки, храбро пробившиеся из-под земли вопреки наступающим морозам. Рядом с ним тут же появился Эрен, затем Микаса.
Инструктор угрожающе прикрикнул на них, велев не останавливаться.
Армин кристально ясно прочитал в глазах Эрена все те слова, которые тот собрался высказать в ответ, и только это в тот же момент заставило его подняться на ноги и схватить чересчур импульсивного друга за предплечье. Микаса придержала его, приобняв, и это спасло их от падения обратно.
В конце концов Армина отпустили, потому что никто не хотел иметь дело с невменяемым Йегером.
Серьезная болезнь плохо повлияла на его мировосприятие. Кошмары вернулись к Армину с новой силой, несколько ночей подряд он просыпался задыхаясь от ужаса, давясь рыданиями, которые казались нечленораздельным сипением. Но рядом всегда, с неизменно бледным лицом, оказывался Эрен. Покачиваясь из стороны в сторону, тот прижимал голову Армина к своей и, не в силах утешить, тихо плакал вместе с ним.



Им было шестнадцать, когда они впервые расстались с Эреном на долгое время. В ночь перед его отъездом они заснули в обьятиях друг друга, словно забыв, где заканчивается Эрен и начинается Армин, где заканчивается Армин и начинается Микаса.
Однако к утру Эрен исчез, и Микаса проснулась в объятиях Армина под тонким покрывалом, накинутом на их переплетенные ноги. Это успокаивало, причем сильнее, чем они могла представить. Тоска по долго Эрену не отпускала их обоих. Не до конца. И все же была не такой всепоглощающей, как раньше.
Этот утро было только первым в ряду таких же дней, а лето тем временем разгоралось, созревало, продвигалось все вперед и вперед, и, в конце концов, сблизило их больше, чем все предыдущие.



Им было семнадцать, когда Армина отозвали к коммандующему Эрвину. Три дня пути было достаточно большим расстоянием, чтобы назвать это разлукой. Не зная, когда они увидятся в следующий раз, Микаса одновременно обожала и ненавидела предвкушение нового в ясных голубых глазах. Не обращая внимания на хмурое выражение ее лица, Армин уступил порыву, который сдерживал уже давно, обхватил ее руками и стиснул в объятиях.
Ее окутало тепло. Он даже прижал подбородок к ее макушке, чтобы она не двигалась. Они долго стояли обнявшись. Ее страх постепенно уходил, но она не хотела, чтобы он разомкнул руки, не хотела, чтобы Армин оставил ее одну.
Он качнулся назад.
Микаса заморгала и отвела взгляд в сторону, чтобы скрыть разочарование.
Армин взлетел в седло, пришпорил кобылу и тронулся в путь. Приглашение, которое он собирался произнести, так и осталось непроизнесенным. Дорога была долгой, но Армин довольно скоро понял, что ему легче думать о Микасе, когда ее нет рядом.


Им было восемнадцать, когда они встретились снова. К тому времени даже Бог удивлялся, как они прожили так долго.
Микаса всегда была для него раскрытой книгой, к тому же прочитанной уже сто раз. Армин даже знал, сколько было у нее ресниц, потому что в детстве нередко считал их вместо овечек, пытаясь уснуть.
По крайней мере, он думал, что знает ее.
Тонкие, но сильные пальцы скользнули по ключицам и мертвой хваткой вцепились в воротник его когда-то белоснежной рубашки, эффективно расстегнув две верхние пуговицы. Снизу вверх на него гневно смотрели темно-серые глаза.
Армин тяжело вздохнул и отвел взгляд.
Иногда он жалел о приобретенных за последние несколько лет дюймах роста, особенно в такие моменты. Особенно когда Микасе внезапно приходило в голову уткнуться носом в его шею, обдавая горячим дыханьем или запустить руки в его волосы.


Армин всегда был для нее раскрытой книгой, к тому же прочитанной уже сто раз.
По крайней мере, Микаса так думала.
Девятнадцатилетний Армин был для нее незнакомцем и это пугало ее. Привычно солнечный, голубоглазый, он превратился в красивого молодого человека.
Теперь он был выше ее. Улыбался усталой улыбкой, которая не доходила до светлых глаз. Было чрезвычайно странно видеть упрямый подбородок и решительный взгляд вместо привычно-мягкого выражения лица, которое жило в ее воспоминаниях.
«Что-то не так», - эхом проносится в ее голове и Микаса хмурится, не зная, что и думать.
Приходилось убеждать себя в обратном всеми возможными способами. Утыкаться носом в ямку между его плечом и шеей и вдыхать знакомый запах или зарываться пальцами в длинных светлых волосах.



Он повернул голову, чтобы избежать поцелуя, но ее губы последовали за его губами, скользнув по щеке. По его шее и плечам разбежались мурашки. Сердце оглушительно забилось.
Она обвила руками его шею и забыла обо всем. Если Армин и намеревался что-то объяснить, ей совершенно не хотелось слушать. Как всегда, когда он близко. Но он все же прошептал:
- Я твой, если я тебе нужен.
Взял ее руку, вложил ей в ладонь свою любовь и свернул пальцы в кулак.


Название: Ловушка
Автор: katya_neko (katya_neko@tut.by)
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Бета: нет
Пейринг/Персонажи: Армин/Микаса
Жанр: зарисовка
Рейтинг: R-13
Состояние: закончен
Предупреждение: выставлять где угодно, но только с этой шапкой. И желательно меня предупреждать.

Ловушка

Армин и Микаса никогда раньше не ссорились, и, наверное, поэтому их первая ссора была похожа на цунами.
Все началось с праздника, устроенного разведотрядами различных подразделений в честь необычайно успешной вылазки, завершившейся минимальными жертвами и захватом новых подопытных. Чем не повод для в веселой дружеской пирушки?
Микаса, переступив порог обеденного зала, освещенного многосвечовой люстрой, сразу начала искать глазами Эрена, торопясь убедится, что с названным братом все в порядке – последние пару лет их весьма стратегически старались не ставить в один отряд, что, тем не менее, только прибавляло ей седых волос.
Но быстрый взгляд в дальний угол комнаты показал, что в этот раз нянек у Эрена было более, чем достаточно: возле него сидели не только Армин и скучающий капрал, но и Жан, и Конни и еше куча незнакомых ей веселых солдат.
Микаса не любила больших шумных компаний, но она сильно соскучилась по друзьям, по Эрену и особенно по Армину, который, став помощником главнокомандующего, все чаще проводил дни и ночи в библиотеке, царапая пером по бумаге и готовясь к будущим операциям.
Ее появление было встречено одобрительными возгласами. Услышав ее имя, Армин, который сидел спиной к двери, энергично повернулся с солнечной улыбкой на лице, которая немедленно подняла ей настроение и заставила слегка улыбнутся в ответ. Ах, Армин, спокойный, уравновешенный Армин, который всегда оставался на ее стороне и мог успокоить самые неуправляемые приступы злости Эрена. Он служил приятным контрастом рядом с высокомерным коротышкой Ливаем, который сидел, небрежно перекинув ногу за ногу, и презрительно глядел на нее из под полуопущенных век.
Однако в следующее мгновение, внезапно переменившись в лице, Армин строго нахмурился, открыл рот, потом передумал и молча отвернулся.
Обескураженная таким прохладным приемом, Микаса недоумевающе поджала губы и присела напротив него, рядом с Сашей. Беззаботный Эрен как ни в чем не бывало закинул руку на плечи лучшему другу и поднял кружку, сияя прозрачными от выпитого вина глазами:
- Мы как раз хотели отпраздновать первую операцию, почти полностью спланированную Армином.
Жан бойко подхватил тост, и даже капрал неохотно добавил:
- Арлерт, она была вполне успешной.
Армин благодарно улыбнулся друзьям и поднял свою кружку, но улыбка не задела его потемневших глаз.
За следующие полчаса он не сказал ей и двух десятков слов. Каждый раз, когда он бросал взгляд на нее, выражение его лица становилось все более и более угрюмым. Он отвечал невпопад, шутил неловко и явно думал о чем то своем. Сама Микаса была в таком смятении, что даже не пыталась произнести хоть что-нибудь.
Все это настолько выбило ее из колеи, что в конце концов она, извинившись, покинула веселую компанию. И только в коридоре заметила, что Армин последовал за ней. Микаса оглянулась и вопросительно посмотрела на него.
Теперь для того, чтобы встретиться с ним взглядом, ей необходимо было поднимать голову. Каждый день, проведенный вдали от нее, лепил из дорогого друга детства незнакомого ей мужчину. Стройный, гибкого телосложения, с голубыми, отливающими сталью глазами, Армин стал более упрямым и крепким. Время также научило его твердости. Но никогда раньше он не злился на нее так.
Ярость была почти ощутима: от него буквально исходили волны злости. Микаса отступила, а Армин, воспользовавшись ее смятением, ловко поймал ее в импровизированную ловушку: загнал к стене и уперся руками по обеим сторонам от ее плеч.
Микаса растеряно и доверчиво подняла взгляд. Их глаза встретились, он медленно убрал ее волосы с лица и плеч и дотронулся до подбородка.
Подбородок отозвался тупой болью. Даже не глядя в зеркало, Микаса могла сказать, что на этом месте образовалось огромное багровое пятно.
- Сколько, по-твоему, у тебя сейчас синяков? – холодно спросил Армин. Его лицо было так близко, что Микаса ощущала теплое дыхание на своей щеке. Сердце колотилось так, что казалось, вот-вот выскочит из груди.
Она поспешно оттолкнула его и, нахмурившись, пробормотала:
- Один?
- Шесть только на лице, - сердито сообщил ей Армин.
Ее своеволие, наконец, стало у него поперек горла. Сколько раз он глотал липкую тревогу и холодный страх за нее, пытаясь повернуть все в шутку? Сколько раз он виновато смотрел, как постепенно меняют цвет ушибы на ее теле? Как будто не хватало ему Эрена с его горячей кровью, беспощадностью к своим обидчикам и привычкой попадать в разнообразные неприятности!
- Значит, шесть, - хладнокровно согласилась Микаса, не придавая этому особого значения.
Армин выругался про себя и тут же ощутил во рту горький привкус. Когда-то дедушка сказал ему, что вымоет внуку рот с мылом, если узнает, что тот ругался, и кажется, один раз даже выполнил свою угрозу.
Он схватил ее за руки и повернул запястья к свету, высматривая поврежденные участки кожи. Микаса негодующе выдернула руки одну за другой. Они обменялись угрюмыми взглядами.
Вот теперь и к ней пришел гнев. Микаса обрадовалась гневу.
- Я покажу тебе!
Армин выпрямился,сжал зубы, расправил плечи, голубые глаза его сверкнули, и Микаса скорее почувствовала, чем услышала его вызов.
- Хорошо, покажи мне!
Как же несправедливо, что теперь он может смотреть на нее сверху вниз!
Она одним движением рванула на себе рубашку, так, что первая пуговица отлетела и шумно покатилась по полу, схватила его ладонь и прижала к старому шраму где-то в районе ключицы. Она не понимала, что делает, и ей было наплевать на это.
Армин вздрогнул и на несколько бесконечных мгновений замер. Потом ласково провел от ключицы до того места, где начиналась перевязь, скрывающая грудь. Микаса широко раскрыла глаза, сердце учащенно забилось. Внутри разливалось нечто вроде жидкого огня. Если она даже и хотела запротестовать, мысли были слишком мимолетными.
В какой-то момент завораживающее тепло его рук смешалось с болью, Армин тяжело вздохнул, открыл рот, и Микаса отстраненно подумала, что он все же нашел седьмой синяк на ее предплечье.
Но что бы он ни собирался сказать, Армин вдруг передумал, взял ее лицо в ладони и припал губами к ее губам.

@темы: Фанфики, Творчество, Shingeki no Kyojin

URL
   

главная